Дом для детей-сирот

Найдите мне маму

Личный опыт.

 

 
   

 

Агафонова Ольга Николаевна

Зам. директора по патронатному воспитанию

школы – интерната №55

 

В московский интернат №55 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, я впервые пришла на практику пять лет назад и осталась надолго. Потому что этих детей трудно забыть, трудно с ними расстаться.

 

Это дети с раненой душой, более чутко воспринимающие отношение взрослых к ним, острее чувствующие фальшь, иногда излишне недоверчивые – уже обожглись. Кажется, что душа некоторых из них похожа на оголенный нерв – мгновенно и остро реагирующая на боль. У некоторых наоборот, чувства как будто притупились – защитная реакция на то плохое, что с ними произошло.

 

Дети, пережившие разрыв, разлуку с семьей, с близкими. Страшной, порой жестокой была жизнь в их семьях, но разрыв с привычной средой для ребенка – еще один стресс, он испытывает страх перед будущим, одиночество, горе от потери близких. Но и на камнях, как известно, растут деревья. Пережить все это им приходится, и они продолжают жить, играть, радоваться, общаться, дружить и ссориться, как и все дети, стараются прилепиться к тем взрослым, кто рядом. Но в глубине души живет боль от того, что ты – один, что никому в сущности не нужен, и прячется желание кого-то обнять, прижаться, назвать мамой, рассказать о том, что волнует.

 

Пять лет назад, маленькие и смешные, первоклашки бросались к нам, студентам. Им просто было нужно, чтобы кто-то приласкал их, погладил по голове, выслушал, поэтому они говорили все скопом, наперебой. Ведь у воспитателя и так дел много, да и за порядком следить нужно.

 

Больше всего я тогда полюбила одного малыша, Ваську, ему было шесть лет, он был подкидыш, забытый мамой на улице. Он подошел тогда и сказал, шепелявя, так как двух передних зубов не было, еще не выросли.

 

- А хотите, я вам стих расскажу?

- Конечно, хочу.

- Был щенок одинок,

Бродил он неприкаянно.

Как-то раз решил щенок -

Найду себе хозяина.

С утра собаки всех пород

С людьми выходят из ворот.

С людьми побыть нам хочется,

Зачем нам одиночество.

В каком-то дворике пустом

Один остался с детства я,

И стал щенок мечтать о том,

Как будет он вилять хвостом,

Хозяина приветствуя.

И вот щенок собрался в путь,

Бежал он за прохожими,

И хоть спросил бы кто-нибудь,

Ты что такой встревоженный?

 

Дальше Вася не знал, но и этого хватило мне. Этот стих А.Барто в его исполнении звучал так, как будто он про себя самого рассказывал. Мне этот отрывок навсегда запомнился с тех пор.

 

Когда практика кончилась, мы, студенты, остались волонтерами в этом интернате, по мере сил принимая участие в жизни детей. Уже тогда, когда мы изредка брали их в гости, стало ясно, что по-настоящему помочь детям можно, только найдя им семьи, которые будут их брать хотя бы только в гости, но постоянно.

 

Для меня удивительно, но обстоятельства сложились так, что я стала работать в патронатной службе нашего интерната, то есть заниматься поиском семей, готовых принять детей.

 

Узнав об этом, дети быстро поняли, что к чему. Настенька из второго класса подошла ко мне и тихонько сказала на ухо: "Я хочу маму", а Игорек, всегда активный, неугомонный и неунывающий мальчишка десяти лет, деловито поинтересовался: "Говорят, вы родителей ищете?" - и на мой утвердительный ответ заявил: "Мне найдите первому".

 

Как-то раз одна посетительница сказала мне: "У ваших детей удивительные глаза, с огоньком. Я таких не встречала на улице, у обычных детей". Наверное, в ее словах было преувеличение, но часто наши дети смотрят на посетителей с тайной надеждой - может, это за мной мама пришла? Этот-то огонек надежды, по-видимому, и заметила моя гостья.

 

Дети ждут и надеются, особенно маленькие. Они спрашивают незнакомых: "А вы к кому?" Они просят: "Найдите мне маму", они придумывают себе родителей, братьев и сестер, если их нет. Эту надежду нельзя обмануть.

 

Одного мальчика, Колю, от которого еще в роддоме отказалась мать, наконец-то нашли приемные мама и бабушка и должны были забрать его через день. Когда они уходили, навестив мальчика, Коля заплакал, они утешали его:

 

- Коля, мы придем за тобой в понедельник.

- А вы меня не обманете? - спросил пятилетний Коля.

 

Они не обманули. Коля живет сейчас в своей новой семье. Однажды, выходя из храма, куда они зашли с мамой, мальчик повернулся к иконам и сказал: "Спасибо Тебе, Боженька, что Ты меня спас!". Удивительно благодарная душа оказалась у ребенка.

 

Конечно, воспитание приемного ребенка – труд нелегкий, не каждому по силам, но это труд благодатный. "Сирота в дом – счастье в дом", гласит народная мудрость.

 

Одна патронатная мама, Елена, рассказала мне удивительную историю. Она была в ссоре со своей матерью десять лет, они почти не виделись, мать не хотела за что-то простить ее, даже не отвечала на телефонные звонки. И вот в дом пришел ребенок, мальчик, которого Лена взяла на патронат.

 

В очередной раз предприняв попытку примирения, Лена позвонила матери и сказала:

 

- Я мальчика взяла из детдома.

- Я еду, - ответила мама.

 

Ребенок примирил их, сам того не зная. Теперь бабушка не чает души в нем и много помогает Лене.

 

А сколько еще таких "сокровищ" ждет свою новую маму в нашем интернате и в других детских домах!

 

Они очень любят песню из мультфильма про мамонтенка, и вообще песни про маму. У многих матери живы, но потеряли себя, забыли своих детей и стали равнодушны к их судьбе. Не нам судить их, но наше дело всем миром помочь этим детям, дать им тепло и заботу, дать возможность жить в семье.

 

Семья ребенку необходима как воздух, это школа любви. Именно в семье он учится любить, заботиться о близких, помогать, строить свои отношения с людьми, преодолевать трудности, учится жить самостоятельно. Учится этому, глядя на родителей, они – пример во всем.

 

Патронатное воспитание – такая форма воспитания, при которой вы являетесь домашним воспитателем, воспитываете ребенка в своей семье как родного, дарите ему любовь и ласку, и при этом он остается "государственным" ребенком, сохраняет за собой все льготы и социальные гарантии.