Великая княгиня Евдокия Димитриевна

(в монашестве Евфросиния)

Статья из XVII тома "Православной энциклопедии"

 

 

 

 

Святая преподобная Евфросиния Московская

 

Евдокия Димитриевна, в монашестве Евфросиния; ок. 1352/57 - 7.06.1407, Москва, св. память 17 мая, 7 июля, 6 июля - в Соборе Радонежских святых, в воскресенье перед 26 августа - в Соборе Московских святых.

 

Великая княгиня Московская, дочь Суздальского и Нижегородского великого князя Димитрия (Фомы) Константиновича и великой княгини Анны (именование ее Вассой в Никоновской летописи и в некоторых синодиках неверно), супруга великого князя Московского Димитрия Иоанновича Донского, основательница московского в честь Вознесения Господня женского монастыря в Кремле.

 

Главными источниками сведений о жизни княгини Евдокии служат известия раннего московского летописания, завещание великого князя Димитрия Иоанновича и "Въмале сказание о блаженнеи великои княгини Евдокии, во инокинях Ефросинии, супружницы достохвалнаго великаго князя Димитрия Ивановича Донскаго", дошедшее в составе "Книги степенной царского родословия" начала 60-х годов XVI века (12-я степень, главы 14-20). Составитель "Въмале сказания" использовал летописные известия и устную традицию о Евдокие Димитриевне, сохранявшуюся в Вознесенском кремлевском монастыре.

 

Самое раннее известие о Евдокии Димитриевне относится к 1366 году.

18 января этого года 16-летний московский князь Димитрий женился на княгине Евдокии, что означало заключение союза между Московским и Суздальско-Нижегородским княжествами, правители которых до этого вели борьбу за Владимирский великокняжеский стол, доставшийся в итоге московскому князю Димитрию. Свадьба состоялась в Коломне. Возможно, это связано не только с обычным для XIV века частым пребыванием московского князя в этом своем владении, но и с тем, что старшая сестра Евдокии Димитриевны тогда же была выдана замуж за коломенского наместника М. В. Вельяминова. Кроме того, в 1365 году Москва сильно пострадала от "мора" и пожара.

 

Венчал Димитрия и Евдокию, вероятно, Коломенский епископ Филимон, по преданию, зафиксированному в 1843 году, в церкви Воскресения, домовом храме великокняжеского двора. Современное здание храма относится к XVI-XVIII векам, однако деревянный храм на его месте, согласно археологическим данным, существовал уже в первой половине XIV века.

 

За 22 года супружеской жизни Евдокия Димитриевна родила 12 детей, в том числе 8 сыновей, трое из которых умерли в младенчестве.

 

В 1368 и 1370 годах Евдокия Димитриевна вместе с мужем пережила осады Москвы литовцами и тверскими войсками.

 

О ее жизни во время княжения Димитрия Донского сведения сохранились по преимуществу в повестях о событиях начала 80-х годов XIV века. В летописной повести первой половины XV века о Куликовской битве говорится, что, отправляясь в поход против Мамая, великий князь Димитрий оставил Евдокию с сыновьями в Москве, она молилась в церкви "день и нощь" и "нача сугубы милостыни творити".

 

В "Сказании о Мамаевом побоище" (начало XVI в.) рассказывается, как Евдокия Димитриевна с женами бояр, плача, провожала мужа в поход, и как вместе с ними молилась Богу, прося о ниспослании победы.

 

По свидетельству же Новгородской IV и Софийской I летописей первой половины XV века, Евдокия Димитриевна с детьми, в том числе с новорожденным Андреем, в августе 1382 г., когда к Москве приближались войска хана Тохтамыша (при котором находились и родные братья великой княгини), уехала с мужем в Кострому.

 

В "Слове о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя Рускаго" говорится о счастливой и благочестивой семейной жизни супругов.

 

Этот исторический памятник содержит литературно обработанный плач великой княгини над телом скончавшегося Димитрия и слова умирающего, обращенные к супруге: "Ты же, драгая моя княгини, буди чадом своим отець и мати". Эти слова находят полное подтверждение в тексте завещания Димитрия Донского (ДДГ N 12), составленного незадолго до смерти, в апреле-мае 1389 года, которое начиналось словами, свидетельствовавшими о большом доверии великого князя к жене, ставшей гарантом великокняжеского завещания: "Приказываю дети свои своеи княгине. А вы, дети мои, жывите заодин, а матери своее слушайте во всем".

 

Димитрий Иоаннович поручал Евдокие Димитриевне, в случае необходимости, перераспределять земли между сыновьями. "А вы, дети мои,- обращался он к сыновьям,- слушаите своее матери, что кому дасть, то тому и есть".

 

По завещанию великий князь щедро наделил жену, передав ей часть торговых пошлин в Москве, волости и села во владениях каждого из сыновей. К купленным самой Евдокией Димитриевной землям Димитрий Иоаннович присоединил собственные "прикупы" - села, которыми она могла в отличие от земель в уделах сыновей свободно распоряжаться.

 

"Въмале сказание" сохранило память о строгой жизни Евдокии Димитриевны после смерти мужа и ее аскетических подвигах. Распространившиеся в Москве слухи о недостойном поведении вдовы Димитрия Иоанновича вынудили ее показать сыновьям вериги, которые она носила под одеждой, заповедав никому не рассказывать об этом.

 

Располагая после смерти мужа немалыми собственными средствами (она владела 31 волостью), Евдокия Димитриевна использовала их на благочестивые дела. Известны ее крупные вклады во владимирский в честь Рождества Пресвятой Богородицы мужской монастырь в селе Арбузово во Владимирском и селе Баскаково в Суздальском уездах. Преподобному Кириллу Белозерскому, в основанный им Кириллов Белозерский в честь Успения Пресвятой Богородицы монастырь, Евдокия Димитриевна дала вкладом село Сандыревское на Белоозере. По свидетельству "Въмале сказания", Евдокия Димитриевна построила в Переяславле Залесском, "близ града, у реки Трубежа", церковь во имя св. Иоанна Предтечи и "монастыри устрои". С ее именем предание связывает возобновление около 1392 года Переславль-Залесского в честь Успения Пресвятой Богородицы мужского монастыря.

 

В 1393 году на своем дворе в Кремле вместо маленькой деревянной церкви во имя праведного Лазаря, Евдокия Димитриевна построила каменную церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы с приделом прав. Лазаря, наделив ее золотыми и серебряными сосудами. Церковь была освящена 1 февраля 1394 года митрополитом Киприаном в присутствии всех сыновей великой княгини. Исследователи справедливо полагают, что храм был возведен в память о Куликовской битве, которая произошла в день праздника Рождества Богородицы. Храм представлял собой 4-столпную 3-апсидную постройку из белого камня, она частично сохранилась в составе помещений Большого Кремлевского дворца. В июне 1395 года храм начали расписывать Феофан Грек и Симеон Чёрный с учениками; в 1399 году в нем была похоронена дочь Евдокии Димитриевны Мария, тело которой привезли из Великого княжества Литовского.

 

Согласно "Въмале сказанию", в 1395 году, когда ожидалось нашествие на Русь войск Тамерлана (в русских летописях Темир-Аксак), по молитвам Евдокии Димитриевны, повелению ее сына Василия I Димитриевича и митрополита Киприана в Москву была перенесена Владимирская икона Божией Матери.

 

О последних годах жизни Евдокии Димитриевны важные сведения сохранило "Въмале сказание", где описано явление великой княгине архангела Михаила, "возвещающа еи из мира сего исшествие". После этого видения святая утратила речь; она вновь начала говорить, когда иконописцы создали такой образ архангела Михаила, в котором Евдокия Димитриевна узнала своего посетителя.

 

Весной 1407 года по приказу великой княгини в Кремле, в недавно основанном ею женском монастыре, где великая княгиня намеревалась принять монашеский постриг, началось возведение каменного храма в честь Вознесения Господня.

 

Когда Евдокия Димитриевна шла из Успенского собора в монастырь на пострижение, как рассказывается в "Въмале сказании", исцелился слепец, которого она коснулась рукавом. А всего во время ее шествия в монастырь исцелилось 30 человек.

 

Приняв постриг с именем Евфросиния, Евдокия Димитриевна вскоре скончалась и была похоронена в Вознесенском храме, который после ее смерти долгое время оставался недостроенным.

 

Затем Вознесенский храм стал местом погребения представительниц великокняжеских и царских семей.

 

В "Въмале сказании" говорится, что после смерти Евдокии Димитриевны у ее гроба много раз сами собой загорались свечи.