Иконография святого благоверного князя Димитрия Донского

 

 

 

Изображения Димитрия Иоанновича известны с XV века в основном в памятниках московской иконописи.

 

Наиболее ранний образец - в житийном цикле святителя Алексия, митрополита Московского, на иконе 80-х годов XV века письма иконописца Дионисия из Успенского собора Московского Кремля (ГТГ), в 12-м клейме изображена встреча вернувшегося из Орды святителя с «князем всея Руси», т. е. с Димитрием Иоанновичем, если мастер опирался на редакцию Жития свт. Алексия, составленную Пахомием Логофетом (см.: Антонова, Мнева. Каталог. Т. 1. С. 340. Примеч. 8; Моск. патерик. С. 187). Великий князь представлен средовеком в княжеских одеждах, с непокрытой головой, без нимба, в поясном поклоне перед благословляющим его крестом святителем.

 

 

Вел. кн. Димитрий Иоаннович и прп. Димитрий Прилуцкий. Клеймо иконы "Прп. Димитрий Прилуцкий, с 16 клеймами жития". Ок. 1503 г. Мастер Дионисий (ВГИАХМЗ)

 

Сюжет сохраняется и в более поздних житийных иконах святителя Алексия, например, (конец XVI века) из Благовещенского собора в Сольвычегодске (СИХМ); Иконы строгановских вотчин XVI-XVII веков (Каталог-альбом / ВХНРЦ. М., 2003. С. 32-33, Каталог 13). На иконе святителя с 12 клеймами жития 2-й половины XVII века (ГТГ) композиция с участием Димитрия Иоанновича перемещается в конец житийного ряда - святитель перед смертью благословляет благоверного великого князя и дает «последнее целование бывшим у него» (Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. С. 299. Кат. 768).

 

Другой пример разработанной в мастерской Дионисия иконографии Димитрия Иоанновича, встречается на иконе «Преподобный. Димитрий Прилуцкий, с 16 клеймами жития» 1503 года, работы Дионисия (ВГИАХМЗ): в 5-м клейме запечатлена встреча Димитрия Иоанновича (с посохом в руке) и преподобного Димитрия Прилуцкого, приглашенного в Москву стать крестным отцом одного из сыновей великого князя (Смирнова Э. С. Моск. икона XIV-XVII вв. Л., 1988. С. 292-293. Ил. 148).

 

Высказано предположение об изображении Димитрия Иоанновича (в красном корзне) на иконе «Благословенно воинство Небесного Царя» 50-х годов XVI века из Успенского собора Московского Кремля (ГТГ): в числе других русских князей-всадников, во главе переднего отряда верхнего ряда, с нимбом (Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. С. 128-134. Кат. 521. Ил. 37, 39). 

 

Раннее изображение Димитрия Иоанновича в монументальной живописи сохранилось в росписи Благовещенского собора Московского Кремля, которая, согласно летописной записи, была исполнена в 1508 году мастером Феодосием, сыном Дионисия.

 

После реставрации 80-х годов XX века время создания живописного ансамбля отнесено к 1547-1551 годам (использована первоначальная система росписи), когда в Кремле выполнялись восстановительные работы после большого московского пожара (Качалова И. Я., Маясова Н. А., Щенникова Л. А. Благовещенский собор Моск. Кремля. М., 1990. С. 21). Димитрий Иоаннович представлен в молении, как и на иконах, в синем кафтане и красном охабне с длинными рукавами, с непокрытой головой, в нижнем ярусе на северной грани северо-западного столпа вместе с сыном князем Василием I.

 

В этом ярусе росписи также изображены русские князья Владимир Всеволодович Мономах, Ярослав Всеволодович, благоверный князь Александр Ярославич Невский, Иоанн I Даниилович Калита; на западных столпах собора - византийские государи: равноапостольные Константин и Елена, восстановители иконопочитания, император Михаил III и императрица св. Феодора, а также равноапостольные князь Владимир и княгиня Ольга.

 

Изображение византийских императоров и праведных правителей Руси в домовой церкви московских государей связывают с идеей обоснования законности царской власти Московского царствующего дома (Там же. С. 33). В соответствии с византийской традицией, Димитрий Иоаннович, как и все цари, изображен с нимбом.

 

Наиболее полно эта идея была воплощена в росписи 1561 года средней Золотой палаты царского дворца в Московском Кремле (не сохранилась), известной благодаря подробному описанию царского иконописца Симона Ушакова (Забелин И. Е. Опись стенописных изображений Государева Дворца, составленная в 1672 году // Он же. Материалы для истории, археологии и статистики г. Москвы. М., 1884. Ч. 1. Стб. 1238-1255; он же. Домашний быт рус. народа в XVI и XVII ст. М., 19184. Т. 1: Домашний быт русских царей в XVI и XVII ст. С. 157, 175-178).

 

В основу сложной символической программы росписи, включавшей фигуры русских князей от равноапостольного Владимира до Василия III Иоанновича, в том числе всех князей Московского дома, было положено «Сказание о князьях Владимирских», созданное в 10-х годах XVI века (Подобедова О. И. Московская школа живописи при Иване IV. М., 1972. С. 59-68). Образ Димитрия Иоанновича находился в откосе окна, слева от царского места.

 

 

Великие князья Димитрий, Василий, Иоанн. Фрагмент миниатюры из синодика Новоиерусалимского Воскресенского монастыря. 1676-1682 гг. (ГИМ. Воскр. № 66. Л. 58)

 

Большая галерея изображений русских князей, в том числе Димитрия Иоанновича, имеется в стенописи Архангельского собора Московского Кремля, возобновленной в 1652-1666 годах по первоначальной иконографической программе 1564-1565 года. (Сизов Е. С. Датировка росписи Архангельского собора Моск. Кремля и историческая основа некоторых ее сюжетов // ДРИ. М., 1964. [Вып.:] XVII в. С. 160-174; он же. «Воображены подобия князей»: Стенопись Архангельского собора Московского Кремля. Л., 1969).

 

В основе росписи лежит «Книга степенная царского родословия», созданная в 60-х годах XVI века митрополитом Афанасием. Собор русских князей - «богоутвержденных скиптродержателей» Русской земли - показан как Небесная Церковь, в молитвенном предстоянии. «Портрет» Димитрия Иоанновича вполоборота вправо, с поднятыми в молении руками, находится на южной стене рядом с его погребением (надпись: «Великий князь Димитрий Иоаннович»). Благоверный великий князь представлен в украшенной орнаментами красной шубе, без шапки, с русыми волнистыми волосами и небольшой округлой бородой, с нимбом. При всей условности изображения облик Димитрия Иоанновича отмечен определенной индивидуальной характеристикой.

 

Вместе с тем существует гипотеза, что «портрет» Димитрия Иоанновича помещен на восточной грани северо-западного столпа (почти фронтально, в княжеских одеждах и в шапке, с надписью: «Великий кнзь Димитрий»), а на южной стене первоначально был изображен князь Дмитрий Иванович Жилка (Самойлова Т. Е. Княжеские портреты в росписи Архангельского собора Московского Кремля: Иконогр. программа XVI в. М., 2004. С. 148-150).

 

В составе композиций, посвященных княжеской генеалогии, образ Димитрия Иоанновича встречается в росписи 1689 года галереи Преображенского собора Новоспасского монастыря в Москве (С[негирёв] И. [М.])- родословное древо государей российских изображено на своде паперти соборной церкви Новоспасского ставропигиального монастыря (М., 1837. С. IV); на миниатюре синодика Новоиерусалимского Воскресенского монастыря с изображением родословного древа русских князей и царей, выполненного великой княжной Татианой Михайловной в 1676-1682 гг. (ГИМ. Воскр. № 66. Л. 58), на поздних повторениях этого рисунка (эмалевая икона конца XIX века, ГМЗРК) Димитрий Иоаннович слева, средовек в княжеской шапке и шубе (Царский Титулярник 1672 года. РГАДА. Ф. 135. Отд. 5. Рубр. III; см.: Портреты, гербы и печати Большой гос. книги 1672 г. СПб., 1903. № 21). Копии рисунка (начала 70-х годов XVII - начала XVIII века РНБ. Эрм. 440; РНБ. F.IV.764; ГИМ. Муз. № 4047) представляют «портрет» седовласого и кудрявого Димитрия Иоанновича с бородой средней величины, на некоторых миниатюрах - с мечом и щитом.

 

В XVIII - начале XX века подобная иконографическая традиция сохранялась на живописных полотнах портретного характера, на гравюрах и литографиях, в том числе с изображениями родословного древа и таблиц русских государей (ГИМ, ГЛМ, РГБИ, см. также: Ровинский. Народные картинки. Кн. 2. С. 240; Адарюков, Обольянинов. Словарь портретов. С. 288), на костяных рельефах холмогорской работы (ГИМ, Егорьевский ист.-худож. музей), в серии рельефных печатей на зеленой сибирской яшме, вырезанных около 1723 года нюрнбергским мастером И. К. Доршем (ГЭ).

 

Образ Димитрия Иоанновича присутствует в серии портретных медалей русских князей и царей 1768-1772 годов (работа Т. Иванова) и в составе барельефов 1774-1775 годов Ф. И. Шубина для интерьеров Чесменского дворца под С.-Петербургом (с 1831 в Оружейной палате Московского Кремля, повторения в Петровском дворце и в здании Сената в Кремле).

 

Фигура Димитрия Иоанновича со скипетром и шлемом в руках помещена в стенописи центрального свода парадных сеней Исторического музея в Москве (1883 год, артель Ф. Г. Торопова).

 

 

Смотр русских полков в Коломне великим князем Владимиром Андреевичем. Миниатюра из "Сказания о Мамаевом побоище". XVII в. (ГИМ. Барс. № 1798)

 

О почитании Димитрия Иоанновича свидетельствует включение описаний его внешнего облика в иконописные подлинники последней трети XVII - 30-х годов XIX века под 9 мая: «Аки Борис подобием» (РНБ. Погод. № 1930. Л. 130); «подобием сед, власы кудреваты, брада с Николину, проста, ризы княжеския» (Филимонов. Иконописный подлинник. С. 54; см. также: ИРЛИ (ПД). Перетц. № 524. Л. 159; Большаков. Подлинник иконописный. С. 97).

 

Предположительно Димитрий Иоаннович представлен в числе Московских чудотворцев на 2 прорисях с икон XVII века (Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 142-143, 340-341. № 53, 169).

 

Кроме того, его оплечное изображение в венце и горностаевой мантии (надпись на нимбе: «К Димитрiй московс») имеется в правой группе благоверных князей на иконе 1-й половины XIX века из старообрядческой моленной на Волковом кладбище в Санкт-Петербурге (ГМИР): в верхнем регистре - фигура святого князя с двуперстным перстосложением. Изображен в шапке и горностаевой шубе, надпись: «С. б. к. Димитрiи».

 

Значительная часть изображений Димитрия Иоанновича XVI-XIX веков связана с его прославлением как героя Куликовской битвы.

 

Воинская тема, понимавшаяся нередко как подвиг во имя веры, занимает важное место в Лицевом летописном своде 70-х годов XVI века.

 

Наиболее значительный цикл миниатюр, посвященных борьбе с татарами - иллюстрации к повествованию о Куликовской битве («Повесть полезна бывшаго чюдеси… князь велики Дмитрей Иванович… на Дону посрами и прогна волжския орды гордого князя…» (2-й Остермановский том. БАН. 31.7.30-2. Л. 19-127). Текст восходит к так называемой киприановской редакции «Сказания о Мамаевом побоище», одного из самых известных произведений Куликовского цикла. Главным действующим лицом является Димитрий Иоаннович, который изображен средовеком с небольшой бородой, в княжеских одеждах и шапке.  

 

Тематически иллюстрации можно разделить на 3 группы: сюжеты, где великий князь предстает правителем, восседающим на престоле и беседующим с боярами или князьями; многочисленные батальные сцены; сюжеты, прославляющие благочестие Димитрия Иоанновича (моление перед иконами в Успенском соборе и у гроба святителя Петра, беседа со святителем Киприаном, посещение преподобного Сергия Радонежского).

 

В Лицевом летописном своде представлены все основные события жизни Димитрия Иоанновича от сообщения о рождении у великого князя Иоанна II Иоанновича сына Димитрия (1-й Остермановский том. БАН. 31.7.30-1. Л. 449 об.) до повести «О житии и о преставлении великого князя Димитрия Ивановича царя Русскаго» (2-й Остермановский том. БАН. 31.7.30-2. Л. 323 об.- 342 об.).

 

При изображении событий ранее 1378 года, Димитрий Иоаннович - безбородый юноша, в том числе, в иллюстрации женитьбы Димитрия Иоанновича ( 1-й Остермановский том. Л. 571 об.).

 

В иллюстрациях к «Повести о Митяе» впервые показан средовеком с короткой бородой (1-й Остермановский том. Л. 781 об.).

 

В рассказе о его завещании детям, смерти и погребении великий князь изображен лежащим на одре, в княжеских одеждах, с непокрытой головой.

 

В сцене преставления (1-й Остермановский том. Л. 335 об.) - с нимбом, в правом верхнем углу - летящий к небесам ангел с душой усопшего в виде фигурки младенца с нимбом.

 

В следующей композиции, иллюстрирующей плач благоверной великой княгини Евдокии, лежащий на одре Димитрий Иоаннович облачен в схиму. На последних миниатюрах цикла почивший князь изображен с нимбом.

 

Сохранилось 9 украшенных миниатюрами списков «Сказания о Мамаевом побоище» XVII-XVIII веков, которые восходят к одному лицевому протографу.

 

В рукописи XVII века (ГИМ. Увар. № 999а) сохранилось 27 миниатюр, каждая из которых занимает целый лист. Димитрий Иоаннович изображен в царском платье и короне (как и князь Владимир Андреевич Серпуховской). Рисунки отличаются упрощенностью художественных приемов, лица персонажей сходны. Аналогичные особенности иконографии и стиля можно наблюдать в другом списке XVII века (ГИМ. Барс. № 1796).

 

Рассказ о Куликовской битве составляет отдельную главу в Житии преподобного Сергия Радонежского, в частности в Троицком лицевом списке 80-х - начала 90-х годов XVI века «О победе, еже на Мамая, и о монастыре, иже на Дубенке» (РГБ. Ф. 304/III. № 21/М.8663. Л. 241-250).

 

Димитрий Иоаннович показан в многочисленных сюжетах: получение известия о нашествии Мамая, поездка в монастырь к преподобному Сергию, просьба о благословении на битву с татарами, сбор войска, встреча посланца преподобного перед боем, сражение на Куликовом поле, возвращение к преподобному Сергию после победы, основание Успенского монастыря на реке Дубенке.

 

Иконография Димитрия Иоанновича в княжеской одежде, с непокрытой головой или в княжеской шапке восходит к произведениям конца XV - середины XVI веков (за исключением светлого цвета волос и бороды).

 

В батальных композициях святой князь на коне, одет в доспехи, с оружием в руке; кроме 1-й и последней миниатюры изображен с нимбом. Манера художника, блестяще владеющего рисунком и искусством композиции, близка иллюстрациям Лицевого летописного свода.

 

 

 

Прп. Сергий служит заупокойную литургию после победы на Куликовом поле. Миниатюра из Жития прп. Сергия Радонежского. Кон. XVI в. (РГБ. Ф. 304/III. № 21/М. 8663. 248)

 

События Куликовской битвы встречаются в иконописи XVII - начала XX веков, в частности на иконе «Преподобный Сергий Радонежский, с клеймами жития» середины XVII века (ЯХМ), которая в конце столетия (скорее всего около 1680 года) была дополнена внизу многофигурной композицией с большим числом эпизодов на сюжет «Сказания о Мамаевом побоище» (Филатов В. В. Икона с изображением сюжетов из истории Русского гос-ва // ТОДРЛ. 1966. Т. 22. С. 277-293).

 

Разделяя сюжеты архитектурным или пейзажным фоном, иконописец создал насыщенную событиями историческую панораму. В верхней части слева изображена Москва, ниже - сбор войск из разных городов Руси. В правой части показаны события в Орде - стан Мамая и движение его войска. Центральную часть занимает изображение битвы с сонмом ангелов в облаках, внизу представлено возвращение благоверного великого князя с ратью в Москву и бегство Мамая. Димитрий Иоаннович (везде с нимбом, иногда в короне) присутствует во многих сюжетах (молитва в княжеских покоях перед образом Спасителя, беседа со святителем Киприаном, отдача приказаний воеводам, благословение Димитрия Иоанновича преподобным Сергием в Троицком монастыре, молитва в Успенском соборе Коломны перед началом битвы). Димитрий Иоаннович трижды изображен отдающим последний долг павшим воинам, в числе которых - преподобные Александр (Пересвет) и Андрей (Ослябя) Радонежские.

 

На иконе «Преподобный Сергий Радонежский, с 36 сюжетами жития» (конец XII - 1-я четверть XVIII века, частное собрание) клейма 20 и 21 посвящены Куликовской битве и благословению преподобным Сергием по просьбе Димитрия Иоанновича места Голутвина монастыря (Иконы из частных собраний: Русская иконопись XIV - нач. XX веков: Каталог выставки / ЦМиАР. М., 2004. Кат. 54).  

 

Образ Димитрия Иоанновича есть в клеймах с изображением чудесного заступничества Донской иконы Божией Матери, на иконе «Мученик Андрей Стратилат с деяниями». История Донской иконы Божией Матери», созданной к 500-летию Куликовской битвы (ок. 1880, ГМЗРК; Вахрина В. И. Иконы Ростова Великого / ГМЗРК. М., 2003. Кат. 120).

 

Подробный рассказ о Мамаевом побоище содержится также на гравюре 1-й половины XVIII века, изданной на фабрике И. Я. Ахметьева, из собрания Д. А. Ровинского (Ровинский. Народные картинки. Кн. 2. С. 23-52), с видами Москвы и ТСЛ, изображением Куликовской битвы с 28 сюжетами, объясненными в подробных текстах.

 

История о походе Димитрия Иоанновича проиллюстрирована в сериях из 24 гравюр начала XIX века и 1839 года (Там же. С. 52-54).

 

Наиболее распространенный извод иконографии Димитрия Иоанновича - благословение его преподобным Сергием Радонежским перед Куликовской битвой.

 

Он встречается в рукописных и старопечатных книгах, например, миниатюра 1646-1659 годов в издании Служб и Житий преподобных Сергия и Никона Радонежских (М., 1646) из библиотеки Симона (Азарьина) (РГБ; опубл.: Москва православная: Церк. календарь. История города в его святынях. Благочестивые обычаи: [Май] / Авт.-сост.: М. И. Вострышев и др. М., 1996. С. 369).

 

Этот образ также встречается в скульптурных украшениях храмов - горельефная композиция середины XIX века скульптора А. В. Логановского на северном фасаде храма Христа Спасителя (в настоящее время в монастыре Донской иконы Божией Матери в Москве).

 

Сюжет известен в поздней иконописи - икона 1904 года письма В. П. Гурьянова (ГМИР) с изображением коленопреклоненного Димитрия Иоанновича, опирающегося на меч; в тиражной графике - литография 1866 года из ТСЛ, рисунок с цензорским разрешением 1860 года (оба в СПГИАХМЗ) Димитрий Иоаннович в горностаевой мантии, с прижатыми к груди руками; в декоративно-прикладном искусстве - резная работа сергиев-посадского резчика конца XIX века (ГМИР); в монументальной живописи - роспись 70-х годов XIX века художника В. П. Верещагина в северо-западной нише нижней части пилонов храма Христа Спасителя, стенопись Серапионовой палаты ТСЛ 1949 года работы монахини Иулиании (Соколовой) (Алдошина Н. Е. Благословенный труд. М., 2001. С. 12, 104).

 

По преданию, отразившемуся в Повести о Куликовской битве, во время похода на Мамая, Димитрию Иоанновичу в местности Угреша на сосне явилась икона святителя Николая Чудотворца.

 

После возвращения, в память о событии, на этом месте был основан Угрешский во имя святителя Николая Чудотворца мужской монастырь.

 

Сохранился храмовый образ Никольского собора обители - чудотворная икона святителя Николая с 19 клеймами жития (около 1380 года, ГТГ; см: Антонова, Мнева. Каталог. Т. 1. С. 252-253. Кат. 214. Ил. 169; ГТГ: Кат. собр. С. 136-138. Кат. 59).

 

В конце XIX века на месте явления образа была построена часовня (освящена в 1893, архитектор А. С. Каминский), на стенах которой находились написанные на металле иконы с рассказом о событии (восстановлена в 1998).

 

 

Святой великий князь Димитрий Донской. Мозаика. Мастер Е. Н. Ключарёв. 1994 г. (ц. во имя вмч. Георгия на Поклонной горе в Москве)

 

Сложился особый иконографический извод «Явление образа святителя Николая Чудотворца благоверному великому князю Димитрию Донскому на Угреше», который представлен в поздней иконописи (палехская икона последней трети XIX века, ЦАК МДА - см: Древнерусская иконопись / Автор-сост.: Г. С. Клокова. М., 1991. № 70), в декоративно-прикладном искусстве - вероятно, паломнические реликвии, изготовленные по заказу Угрешского монастыря, эмалевый образок 2-й половины XIX века (Данилов мужской монастырь в Москве, опубликовано: Первый на Москве: Московский Данилов монастырь. М., 2000. С. 234).

 

В 1-м случае Димитрий Иоаннович изображен с нимбом, в военных доспехах и княжеской шубе, в коленопреклоненном молении перед образом святителя Николая на дереве, на фоне гористого пейзажа с воинскими шатрами; на нижнем поле подпись: «Како явися икона святителя Николы Чюдотворца великому князю Димитрию Иоанновичу Донскому на месте, называемом Угреша, в лето [6888] в походе на Мамая».

 

В другом варианте - на эмалевом образке, небольшой иконе конца XIX века (ГИМ, опубл.: Москва православная: [Май]. С. 371); на центральной створке резного складня 2-й половины XIX века сергиев-посадского мастера (СПГИАХМЗ) Димитрий Иоаннович с воинами представлен в рост, без доспехов и нимба.

 

Несколько литографий с сюжетами из Жития Димитрия Иоанновича было воспроизведено в литографиях П. Иванова и др., напечатанных по рисункам Б. А. Чорикова в 1838 году: «Сын великого князя Ивана II Димитрий приветствует святителя Алексия, возвратившегося из Орды», «Великий князь Дмитрий Иоаннович под благословением преподобного Сергия принимает иноков Пересвета и Ослябю в сподвижники», «Великий князь Дмитрий Донской ранен в битве с Мамаем», «Великий князь Дмитрий Донской утверждает новый порядок наследования» (Живописный Карамзин, или Русская история в картинах / Изд.: А. Прево. СПб., 1836-1844. Ч. 2. Ил. 79, 81-83).

 

Скульптурная группа «Благоверный великий князь Димитрий Донской» (автор академик Р. К. Залеман) помещена в верхней части памятника 1000-летию России, возведенного в 1862 году в Великом Новгороде по проекту М. О. Микешина.

 

Образ благоверного великого князя находится также на подножии среди горельефных фигур русских воинов и героев (скульпторы М. А. Чижов, А. М. Любимов).

 

Воинский образ Димитрия Иоанновича привлекал внимание русских художников, например, О. И. Кипренского («Великий князь Дмитрий Донской на Куликовом поле» 1805 г., ГРМ), В. М. Васнецова («Битва на Куликовом поле» 1915 г., ГМИР). В XX веке образ Димитрия Иоанновича писали художники Ю. П. Кугач, С. М. Харламов, И. С. Глазунов, С. Н. Андрияка и др.

 

После канонизации Димитрия Иоанновича в конце XX века были созданы иконы святого, его образ введен в программы храмовых росписей. Он изображается в традиционном иконографическом типе - в княжеской шубе и шапке, иногда как воин - в доспехах, как правило, сжимает рукоять меча.

 

К единоличным образам относятся, в частности, икона письма монахини Митрофании (ПЦК, 1988. М., 1997), образ конца 80-90-х годов XX века (ризница ТСЛ), икона (около 1995 года) А. И. Чашкина (церковь великомученика Георгия Победоносца на Поклонной горе в Москве), икона начала XXI века работы Е. Чирковой (ГИМ).

 

Художник Е. Н. Ключарёв выполнил 2 мозаики с образом Димитрия Иоанновича: в 1994 году для интерьера храма великомученика Георгия Победоносца на Поклонной горе (поясное изображение с поднятым вверх мечом в деснице), в 1996 году для церкви великомученика Димитрия Солунского в поселке Восточном в Москве (в рост, на внешней стене).

 

В композиции «Собор Русских святых» Димитрия Иоанновича представлен в группе Московских чудотворцев (икона 1997 года письма Н. Е. Алдошиной в церкви святителя Николая Чудотворца в Клённиках, икона 2002 года работы М. В. Пыжова в церкви Воскресения Христова в Сокольниках в Москве).

 

Литература:

 

1. Ровинский. Народные картинки. Кн. 2. С. 23-54, 237, 240;

2. Адарюков, Обольянинов. Словарь портретов. С. 288-289;

3. Подобедова О. И. Миниатюры рус. ист. рукописей. М., 1965. С. 226-246, 250-251, 283;

4. Дмитриев Л. А. Миниатюры «Сказания о Мамаевом побоище» // ТОДРЛ. 1966. Т. 22. С. 239-263; он же. Лондонский лицевой список «Сказания о Мамаевом побоище» // Там же. 1974. Т. 28. С. 155-179;

5. Дианова Т. В. Сказание о Мамаевом побоище: Лицевая рукопись XVII в. из собр. ГИМ. М., 1980. С. 247-267;

6. Воронцова Л. М., Зарицкая О. И., Шитова Л. А. Прп. Сергий Радонежский в произведениях рус. искусства XV-XIX вв.: Кат. М., 1992. С. 101, 108-109. Кат. 55, 136. Ил. 76; Прп. Сергий Радонежский: Альбом / Авт.-сост.: Н. Н. Чугреева. М., 1992. С. 106-109. Ил. 54-56;

7. Мостовский М. С. Храм Христа Спасителя / [Сост. заключ. части: Б. Споров]. М., 1996п. С. 36;

8. Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 142-143, 340-341; Т. 2. С. 93-94; Дионисий «живописец пресловущий»: Выст. произв. древнерус. искусства XV-XVI вв. из собр. музеев и б-к России. М., 2002. Кат. 3, 35;

9. Квливидзе Н. В. Иконография св. блгв. кн. Димитрия Донского // Моск. патерик: Древнейшие святые Моск. земли. М., 2003. С. 253-273; Царский храм: Святыни Благовещенского собора в Кремле: Кат. выст. / ГММК. М., 2003. С. 19, 26, 29-30, 36;

10. Грибов Ю. А. Лицевой Титулярник кон. XVII в. из собр. ГИМ // Рус. ист. портрет: Эпоха парсуны: Мат-лы конф. М., 2006. С. 113-141. (Тр. ГИМ; Вып. 155); Рус. искусство из собр. ГМИР / Авт. текста: М. В. Басова. М., 2006. С. 199, 294. Кат. 296, 445.